reanimator78 (reanimator78) wrote,
reanimator78
reanimator78

И сколько там ещё таких "блюстителей порядка"?!

Наш суд - самый гуманный суд в мире. Но только для "своих".
4 октября закончился осуждением на минимальным срок (4 года) сотрудника МВД Николева, "психа со справкой", застрелившего одного и тяжело ранившего (сделав его инвалидом на всю оставшуюся жизнь) второго. По статье "за превышение полномочий"...
Милиционер ждал не срок, а орден

Приговоренного сотрудника ГУВД из зала суда забирали на психиатрической скорой
В зале суда Московского района разгорелся скандал: бывший милиционер Николев, выслушав приговор – четыре года общего режима – впал в ярость. Хотя при столь тяжких статьях обвинения срок более чем мягок: 108-ю (убийство при задержании) и 114-ю (тяжкие увечья) сняли за давностью, до суда дожила лишь ст. 286 ч. 3 (превышение полномочий).

Эксцесс после процесса
4 октября, в день оглашения приговора, после попытки приставов надеть на осужденного наручники угрозы перешли в потасовку, и публика, спешно эвакуированная в коридор, слушала через блокированные двери шум уже настоящей драки. Вывести дебошира из зала суда и водворить в автозак службе приставов и прибывшему на подмогу тюремному конвою не удавалось около полутора часов. Вопрос был решен лишь после прибытия психиатрической скорой.
Судья ушла, не дослушав угрозы и оскорбления, а адвокат потерпевших Игорь Полкин был вынужден спешно покинуть не только зал суда, но и здание. Брань и угрозы, которыми осыпали адвоката осужденный и группа его поддержки в штатском, они перемежали театральными выкриками: "Убийца!!" Что странно, ведь расстрел среди санкций не значился. По трем тяжелым статьям УК дали-то "ниже низшего": 4 года вместо 13, которых просило обвинение, плюс запрет работать в органах на какие-то три года. Миллион заявленной компенсации морального вреда суд снизил в 10 раз, а также обязал выплатить 12 тысяч своему адвокату и 37 тысяч за цинковый гроб для убитого им студента.
За увечья второго студента Николев остался безнаказанным, ибо мать того, пенсионерка, до сих пор настолько запугана, что побоялась предъявить совершенно обоснованный иск о пожизненном ежемесячном содержании инвалиду и о компенсации расходов за шесть лет лечения.
Гнев бывшего сотрудника ГУВД, "отделавшегося легким испугом", мог бы нас удивить, если бы не тот факт, что диагноз "психопатия" был поставлен ему еще в детстве. И все же странно, что, судя по последнему слову, все шесть лет он ждал: ему присудят не срок, а орден.

Расстрел на месте
В 2001 году двое студентов были сначала расстреляны посреди города, а потом, в реанимации, еще и арестованы – чтоб не дать их родным узнать правду и начать жаловаться.
Что заставило сержанта Николева вогнать обойму в спины никуда не убегавшим людям? Воркутинцы проучились в Горном институте два года, но не были научены главному. Они не знали, что, когда питерская милиция предлагает уплатить штраф на месте, надо молча вынимать из кармана минимум сотню. Попытка уйти – расстрел на месте.
Первый выстрел настиг Диму Мачихина. "Я сразу и не понял, что произошло. Падая, думал: это что, резиновая пуля?" – рассказывал он. Его друг, 19-летний Виталик Шумилин, тоже не знал, что на улице Петербурга вот так запросто можно быть убитым родной милицией. Он сказал растерянно: "Ты что, стрельнул?" Пуля сзади тут же пронзила ему горло, фонтаном ударила кровь. А милиционер продолжал прицельно расстреливать упавшего Мачихина: в крестец и, для полного удовлетворения, – в половые органы.
На место прибыла комиссия из высоких чинов РУВД. Наскоро сфабриковали уголовные дела на умирающих, изолировали от родных, незаконно выставив у палат конвой. Был ли среди самозваного конвоя Николев, остается пока неизвестным. Виталик Шумилин умирал, но все девять дней был в сознании, и врачам приходилось скрывать это от рьяно шившей дело дознавателя Качаловой.
Вместе с начальником РУВД Елисеевым она в последний день жизни Шумилина попыталась вывезти умирающего из реанимации (л. д. 84 – обнаруженное на последнем заседании "постановление о заключении под стражу", так и не подписанное прокуратурой), причем даже не в больницу ИК-12, а просто в тюрьму. Это нельзя назвать иначе чем попыткой убийства, ибо Качалова имела две справки о том, что жизнь Шумилина поддерживает только аппаратура ИВЛ.
Родным ежедневно объясняли, что ранены "члены ОПГ при попытке бегства из тюрьмы" – видимо, ловко скрывавшиеся под маской студентов.

Цепь не случайностей
Арест Николева осложнило то, что зарешеченная клетка пустовала, а обвиняемый просто сидел рядом с компьютером секретаря. При входе в зал его (в отличие от представителя потерпевшей Воронина) никто не обыскал, хотя местом его работы был официально заявлен магазин "Старый солдат". Это – магазин оружия.
И только теперь, после учиненного дебоша, выстроились в одну пугающую цепь мелочи и совпадения… Человек с 11 лет на учете в ПНД, диагноз "Мозаичная психопатия". (СМЭ доказала, что от суда это его "не освобождает, вменяем"). Из военного училища его выгнали… прямо в психбольницу, и потом клали туда еще четыре раза. Через 1,5 года после последнего лечения он подделывает справку из ПНД "не состоит на учете" (в суде его выдала дата – выходной день). Получив со второй попытки доступ к оружию, раз за разом рвется в Чечню. Вспоминает об этой командировке, как о празднике.
Потом посреди Петербурга беспричинно стреляет в молодых людей и гордится этим. Студенты, не проявившие к нему должного уважения, засмеявшись, стали уходить. Вот в ответ на это милиционер Николев и стреляет. В суде, прямо в коридоре, нападает на журналиста РТР. И наконец, уволенный из милиции, идет работать не куда-нибудь, а в оружейный магазин. И это находясь под судом за незаконное применение оружия! Так что же удивляться, что в день приговора он, как говорят, пришел в суд не с пустыми руками и оказал сопротивление при аресте?
Из учебника: "Психопатия – не болезнь, а аномалия характера. Признаки: отсутствие самоконтроля, приступы немотивированной агрессии по самому мельчайшему поводу. В психиатрической литературе описаны примеры мозаичной психопатии: Иван Грозный, Гитлер, Муссолини и Сталин".

"Прошу полного оправдания!"
Речь защиты была построена на гипнотизирующем повторении в адрес потерпевших слова "преступники". Подобное строго запрещено, но замечания, увы, не прозвучало. Поскольку сказать в оправдание клиента было нечего, адвокат Демидова пустила в ход фантазию: "В руках у них была бутылка" (судом четко доказано, что руки были пусты – чего уж тогда было не сказать, что граната?). "Если представить, что три судмедэксперта ошиблись и выстрел был все-таки в лицо… Прошу полного оправдания!" Неудивительно, что судью такие "аргументы" не убедили.
И все же суд отказал Наталье Шумилиной, матери убитого, в ходатайстве "вынести частное определение в адрес ГУВД в связи с попыткой фальсификации обстоятельств стрельбы (л. д. 98-101, где ложно утверждается, что Мачихин якобы был ранен при попытке побега из ИВС)". То же твердил конвой родне и про Виталия. Чтоб спасти от наказания сотрудника, его начальство пошло даже на такие меры. Но суд не использовал своего права и тут навести справедливость. Правда, по гражданскому иску о моральном ущербе на 20 миллионов к ГУВД и РУВД еще пройдет отдельное заседание.
А всем, кому угрожал осужденный, остается с неослабевающим интересом ждать окончания срока, после которого суд разрешил ему вновь вооружаться и приступать к "охране порядка".

Анатолий ЗАОСТРОВСКИЙ
Новая газета

Tags: безопасность, грустное, жизненное, общество и власть, пресса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments